Category: религия

red_eyes

К сведению колонизуемых

Испанскую колонизацию Америки принято представлять как-то так: упыри-конкистадоры кормят собак индейскими детьми, убивают по 600 детей за раз [#] и т.д. Англосаксы на этом фоне выглядят практически святыми: ну, одеяла с оспой там, награды за индейские скальпы, истребление бизонов и тому подобные шалости. И тем не менее по итогам двух колонизаций (испанской в Южной и Центральной Америке и англосаксонской – в Северной) имеем следующие цифры:

37.92 КБ

Источники:
http://convergencia.uaemex.mx/rev38/38pdf/LIZCANO.pdf
http://www.census.gov/prod/cen2010/briefs/c2010br-10.pdf
См. также:
http://en.wikipedia.org/wiki/Ethnic_groups_in_Latin_America

Итого в США сейчас ~5,2 млн. индейцев и метисов (1,6% населения), если верить статистике. В начале 20 века, кстати, было порядка 200 тысяч. Значительная часть североамериканских индейцев проживает на территории Калифорнии, Аризоны и Нью-Мексико, завоеванных США только в 1848 году. Возможно, карта резерваций может дать некоторое представление о том, как чисто работает англосаксонская метла. Ну и, наконец, "большинство некоренных американцев [в США] признались, что редко сталкивались с индейцами в повседневной жизни и имеют расплывчатое представление об их проблемах". [2007, Public Agenda."Walking a Mile: A Qualitative Study Exploring How Indians and Non-Indians Think About Each Other"] В то время как в Южной Америке индейцы и метисы (Моралес, Умала, Чавес) вовсю становятся президентами и даже предлагают переименовать Латинскую Америку в Индейскую.

Испанцы, конечно, не были святыми, и фанатизма там хватало. Однако доля метисов в Латинской Америке, по-моему, вполне очевидно свидетельствует о том, что испанцы несколько более, чем англосаксы, считали коренное население за людей. Ниже приводятся фрагменты книги В.Мессори "Черные страницы истории церкви", затрагивающие различия двух колонизаций, а также итоги информационной войны Англии и Голландии против Испании, более известные как "черная легенда" [см. Black Legend]. Хоть автор, по-моему, и перегибает с апологетикой католических колонизаторов, однако его критика северных пуритан более чем обоснованна.

"Пьер Шано, современный историк, которого трудно подозревать в необъективности, так как он является кальвинистом, пишет: "Антииспанская легенда в своей североамериканской версии (между прочим, в европейской версии относится, прежде всего, к инквизиции) исполняла роль удобного клапана для защиты. Предполагаемый погром индейцев, совершенный испанцами в XVI веке, может утаить массовые уничтожения, совершенные североамериканцами в XIX веке на западной границе". […]

Возвращаясь к проблеме коренных жителей, которых, как мы уже говорили, в сегодняшних Штатах Америки почти не осталось, можно добавить, что зарегистрированных "членов индейских племен" насчитывается где-то около полутора миллиона. На самом же деле эта цифра незначительна и она может быть еще уменьшена, если принимать во внимание тот факт, что для того, чтобы состоять в этом списке, достаточно иметь одну четвертую часть индейской крови.

Иное положение сложилось на Юге. В мексиканских, индейских районах и на многих территориях Бразилии [?] почти девяносто процентов населения состоит непосредственно из потомков древних жителей или потомков метисов. Более того, так как культура США не заимствовала ничего из индейской культуры, кроме нескольких слов, поскольку она развивалась на основе европейской культуры, практически без какого-либо смешения, то в Америке испанско-португальской процесс расового смешения положил начало развитию новых культур и обществ.

Несомненно, этот процесс зависел не только от уровня развития конкретных народов, с которыми встретились как англосакские, так и иберийские завоеватели на этом континенте, а также от разных религиозных основ. В отличие от испанских и португальских католиков, вступавших в брак с индианками, признавая их за такое же человеческое создание, как и они сами, протестанты (согласно своей логике, которую вывели из Ветхого Завета) имели чисто расистский характер, при этом говорили о культурном и моральном превосходстве, считая себя "избранной лозой", происходящей от Израиля. Сочетая это с теологией о предназначении (индеец является существом интеллектуально и морально не развитым и создан на проклятие, в то время как превосходство белого является знаком избранника Божьего) привело к тому, что смешение этническое и даже культурное сочеталась с беспощадной жестокостью над провидением Божьим.

Такое происходило с англичанами не только в Америке, но и в других странах мира, куда прибывали европейцы, представляющие протестантскую традицию. Примером этого является южно-африканский апартеид, типичное творение, схожее с теологией голландского кальвинизма. […]

Collapse )

red_eyes

О "слезинке ребенка" и умении читать по складам

Решение второстепенных государственных проблем не может быть куплено страданиями даже одного невинного человека. Не говоря уже о "слезинке ребенка". …Если все это достигается за счет хотя бы даже одного человека, то этого делать нельзя.

Краткое содержание истории. Очень неоднозначный писатель Ф.М.Достоевский вложил в уста крайне неоднозначного персонажа Ивана Карамазова пресловутые слова о "слезинке ребенка". Некий русский "интеллигент" (то ли сочувственно, то ли карикатурно обобщенный Ф.М.Достоевским в образе Ивана Карамазова), не удосужившись то ли прочитать, то ли понять то, что имел в виду писатель, подхватил эти слова, переиначил на свой хохряк и начал кидаться ими в дело и не в дело, то ли пустословия ради, то ли оправдания своей недееспособности для. Некие хитрожопые граждане прилепили эти слова к авторитету самого Достоевского и начали всячески подогревать это "слезливое" настроение в головах любомудрствующих созерцателей, подводя тем самым, с одной стороны, некую этическую базу под очернение ряда исторических деятелей и деяний, крайне невыгодных и оттого неприятных упомянутым хитрожопым гражданам, с другой - связывая руки "хирургам" будущего и настоящего, в меру сил пытающихся бороться с реальным злом.

"Я тысячу раз дивился на эту способность человека (и, кажется, русского человека по преимуществу) лелеять в душе своей высочайший идеал рядом с величайшею подлостью, и все совершенно искренно. Широкость ли это особенная в русском человеке, которая его далеко поведет, или просто подлость – вот вопрос!" (Ф.М.Достоевский. Подросток)

Теперь подробнее о том, что же всё-таки хотел сказать Ф.М.Достоевский.

К. Мочульский. Гоголь. Соловьев. Достоевский:

"Иван Карамазов появляется в черновых записках под названиями "ученый", "ученый брат", "убийца". Идейная концепция романа уже создана; настоящий отцеубийца не Смердяков, а безбожник Иван. […]

Иван знает, что будет убийство, — и умывает руки. Он не сторож брата своего, за чужие поступки не отвечает. Но попустительство его фатально превращается в сообщничество. Смердяков намекал на то, что он убьет старика, и был уверен, что Иван его понял и дал свое согласие. Он решился на убийство, так как знал, что тот желает смерти своего отца. Иван был вдохновителем, Смердяков только орудием. […]

Лакей говорит Ивану: "Главный убивец во всем здесь единый вы–с, а я только самый не главный, хоть это и я убил. А вы самый законный убивец и есть". […]

В мире есть иррациональное начало, зло и страдание, которое непроницаемо для разума. Иван строит свою гениальную аргументацию на самом чистом виде зла — страдании детей. Ничем нельзя ни объяснить, ни оправдать слез пятилетней девочки, истязуемой родителями–садистами, мучений мальчика, затравленного борзыми собаками, стонов младенцев, вырезанных турками в Болгарии. Если мировая гармония необходимо основана на слезах и крови, то прочь такую гармонию! "Не стоит она слезинки, хотя бы одного только замученного ребенка, который бил себя кулачками в грудь и молился в зловонной конуре своей неискупленными слезками своими к "Боженьке", — заявляет Иван и насмешливо заключает: "Слишком дорого оценили гармонию, и не по карману нашему вовсе столько платить за вход. А потому свой билет на вход спешу возвратить обратно… Не Бога я не принимаю, Алеша, я только билет Ему почтительнейше возвращаю". […]

"Я не Бога не принимаю, пойми ты это, я мира, Им созданного, мира-то Божьего не принимаю и не могу согласиться принять". Бога он принимает, но только для того, чтобы возложить на Него ответственность за созданный Им "проклятый хаос", чтобы похулить святое Имя Его и с убийственной "почтительностью" возвратить Ему билет. "Бунт" Ивана страшнее наивных шуточек атеистов XVIII века. Иван не безбожник, а богоборец. Аргументация его кажется совершенно неопровержимой. Он обращается к христианину Алеше и заставляет его принять свой атеистический вывод. "Скажи мне сам прямо, — говорит он, — я зову тебя — отвечай: представь, что это ты сам возводишь здание судьбы человеческой с целью в финале осчастливить людей, дать им, наконец, мир и покой; но для этого необходимо и неминуемо предстояло бы замучить всего лишь только крохотное созданьице, вот того самого ребеночка, бившего себя кулачком в грудь, и на неотмщенных слезках его основать это здание, согласился ли бы ты быть архитектором на этих условиях, скажи и не лги!"

И Алеша, верующий и пламенно любящий Бога, на вопрос этот принужден ответить: "Нет, не согласился бы". Это значит: архитектора, создавшего мир на слезах детей, я не принимаю; в такого Бога я верить не могу. Иван торжествует: сетью своих логических умозаключений он поймал "монаха" и вовлек его в свой "бунт". […]

Острота рассуждения Ивана в том, что он отрицает Бога из любви к человечеству, выступает против Творца в роли адвоката всего страждущего творения. В этом самозванстве таится дьявольский обман. Атеист взывает к благородным человеческим чувствам — сострадания, великодушия, любви, но в его устах это чистая риторика. […]

Collapse )

red_eyes

Невзоров публично невзирает

Все ж таки не зря я сызмальства восхищался этой сволочью. Нечасто нынче узришь эфирных откровений по такой полу-затабуированной теме. А тут прям как благодати изведал. Особливо от мирроточивой манеры разговора г-на экс-лицедея и г-на попа. Зряша же, изошелся на говно чуть более, чем весь. О, а куда ж нонеча без такого риторического приема как обвинение в экстремизме после драки? "По его [Н.Бурляева] мнению, действия журналиста подпадают под статью УК о разжигании межрелигиозной розни, а также оскорблении чувств верующих." [У г-на Бурляева, кажись, какой-то свой собственный Уголовный кодекс.]

Что вообще можно сказать по этому просмотренного? "Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику, что бы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели думать." Ленин и сейчас живее всех живых. Думаю, на своем веку еще застану второй семнадцатый-тире-тридцать-девятый с их ссаной тряпкой по жопе полумифическими "массовыми гонениями на священнослужителей". (Не то, чтобы это сильно радовало, скорее, как в том анекдоте про тещу и автомобиль.)

Несколько цитат:

Н.Бурляев:

"Всем нам понятно, что после революции отняли у церкви то, что ей законно принадлежало…"

[Данное утверждение есть есть до некоторой степени пиздёж: "До революции у нас церковь не была отделена от государства, и после указов Екатерины Великой все основное церковное имущество — храмы, школы, земли, утварь — находилось на государственном балансе, а священники — на государственном жаловании. За счет государства все это обслуживалось и поддерживалось. Там было еще имущество церковных общин, но это малые проценты от того, что сегодня возвращается РПЦ." (#)]

"Такая программа, которая сейчас у нас получается, она вбивает клин в уже начавшийся процесс позитивного диалога Министерства культуры, церкви нашей и музейных работников, которые понимают, что все нужно делать очень умно, тонко…" [В переводе на общедоступный: "Вы чо там, охуели в Питере, я думал, тут все лизать друг другу будут, а вы что вытворяете, хулу напрасничаете?!" Ср. тж.: гр-н Гундяев, 04.03.2010: "Сегодня некоторые пытаются вбить клин в отношения между искусством, культурой и церковью вокруг темы возвращения святынь."]

Гражданин Поляков по прозвищу "отец Георгий":

"Это просто несчастный человек" [об оппоненте Невзорове]

"Церковь – это Россия" [см. тж.: "кому Церковь не мать, тому Бог не отец", "РАО – организация, созданная авторами" и прочие перлы мировой мозгоёбли]

"Это не значит, что в музее надо взять икону, которую хранили, реставрировали, это не значит, что принести в храм, в храме действительно нужна охрана, в храме нет специалистов, которые могли бы на достойном уровне ее сохранять, но церковь – это божественный организм, благодать божественная, веками эту икону хранила, и Андрей Рублев писал икону не для музея или Эрмитажа [подрался по пьяни с Пиотровским?], а писал ее для людей, для пользования в церкви [и ведают, и синонимичненько!] …" [благодать – это, конечно, пиздато звучит, но что ж все-таки "надо"-то?]

Ну и образец использования хиазматического гипербатона в теологическом дискурсе:


    "Поляков: …церковь не надо рассматривать на уровне улицы, на уровне политики, на уровне экономики, церковь – это удивительно сакраментальное…
    Невзоров: - (усмехаясь) Только на уровне антиквариата…
    Поляков: - Ну… Саша, прикуси свой язык!
    Невзоров: - Черт возьми, это что еще такое за разговор мля, поп!"

Из интервью с А.Г.Невзоровым по мотивам:

- На интернет-форуме Пятого канала практически 90 процентов откликов поддерживает Вашу позицию. С чем это связано, Александр Глебович? Неужели РПЦ так растеряла симпатии людей?

Collapse )