Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

red_eyes

О суицидальной природе творчества и кандидатах на вакансию Сизифа

Dreaming of deeds that we mean to do,

All complete, in a minute or two -

Something noble and grand and good,

Won by merely wishing we could.

"Человек, пресыщенный офисной рутиной, ищет творческую ненудную работу" (из резюме).

"Многие путают умственный труд с отсутствием физического" (из curriculum vitae meae).

Кто им так вывихнул мозги, всем этим бесконечным искателям "творческих занятий"? В каком словаре синонимов они узрели слово "творчество" в одном ряду с "веселухой", "фаном" и "развлекалочками"? По-моему, человек, ищущий на свою голову творческой работы - он либо понятия не имеет, куда лезет, либо самоубийца-рецидивист.

Из статьи П.Н.Медведева "Муки творчества":

Некоторые теоретики и широкие кадры любителей искусства до сих пор склонны делить художников на творящих легко и трудно, радостно и мучительно, непринужденно и болезненно. К числу первых "вдохновенных" творцов обычно относят Рафаэля, Моцарта, Гете, Пушкина, Глинку, Л. Толстого; среди вторых чаще всего называют Микеланджело, Бетховена, Шопена, Флобера, Достоевского. Вслед за ложно интерпретированной пушкинской традицией это противопоставление любят олицетворять в образах Моцарта, гениального "гуляки праздного", и завистливого ремесленника от искусства Сальери.

Приходится, однако, разочаровать и теоретиков "моцартианства" и подобных им любителей искусства. Их Моцарт - миф, не согласуемый ни с реальным историческим Моцартом, ни с объективными данными о "муках творчества" вообще. В частности, к типу таких "вдохновенных бездельников" никак не могут быть отнесены ни Пушкин, ни Л. Толстой, ни Гете.

Стоит только ознакомиться с рукописями, дневниками и библиотекой Пушкина, чтобы стало очевидным, как много и трудно он работал, думал, читал. Чего стоят одни только нервно исчирканные, бесконечное число раз вправленные, со спутанными строчками листки его черновиков, которые порой невозможно даже прочесть.

А вот что пишет С. А. Толстая по поводу легенды о "моцартианстве" ее мужа: "Но не верно (простите меня) то, что он писал легко. Именно "муки творчества" он испытывал, в огромных размерах; писал он трудно, долго, поправлял бесконечно; сомневался в своих силах, отрицал в себе талант и часто говорил: "Творчество - это как роды, пока не созрел плод, он не выходит, а когда выходит, то со страданием и потугами". Это его подлинные слова".

Вот, наконец, автосвидетельство другого "баловня судьбы" - Гете: "Меня всегда считали особенным баловнем судьбы. Я не хочу жаловаться и не хочу бранить свою судьбу. Но, в сущности, в моей жизни ничего не было, кроме тяжелого труда, и я могу сказать сейчас, когда мне семьдесят пять лет, что я за всю свою жизнь и четырех недель не прожил в свое удовольствие. Точно я все время ворочал камень, который cнова и снова скатывался, и надо было снова его втаскивать".

Нетрудно понять, откуда родился этот туман: из романтико-идеалистических представлений о художнике как о "боговдохновенном творце", которому именно в силу его "богавдохновенности" не могут быть свойственны какие-либо трудности. "Дитя богов", он должен легко, играючи нести свое "легкое иго" поэта. Между тем творческая практика показывает, что без творческих исканий и мук не обходится ни один художник. Во всяком случае, "моцартианским" декларациям некоторых теоретиков противостоят диаметрально противоположные суждения громадного числа самих художников, обусловленные их личным творческим опытом.

Collapse )