Жора, он же Гога, он же Георгий Иваныч (i_contester) wrote,
Жора, он же Гога, он же Георгий Иваныч
i_contester

Category:

Фашизм как политтехнология

Некоторые, местами сумбурные, размышления на тему фашизма: при чем тут Гарри Поттер и ст. 282 УК, почему фашизм в России неизбежен как понос, сколько среди нас будущих Менгеле и т.д.? Весь жирный шрифт - мой.

Обычно слово "фашизм" можно услышать из уст представителей "либеральной общественности", часто для измазывания им представителей левых движений ("красно-коричневых"). При этом большинство из них вполне искренни в своем непонимании, что этим своим "офашизиванием" всего и вся они льют воду на мельницу фашизма реального, а не существующего исключительно в их либеральных головушках. Однако здесь речь пойдет не о дешевом обмусоливании слова "фашизм", а о попытке ухватить его за самое естество.

Помнится, в детстве, начитавшись рассказов Б.Полевого о зверствах гитлеровцев, я долгое время смотрел на немцев как на неких экспонатов кунсткамеры, как бы пытаясь разглядеть в них некий мутаген, изъян в культурном коде и т.п. (выражаясь "взрослым" языком, понятно). Сейчас отлично понимаю, что сделать из 90% русских (американцев, французов, кого угодно - вплоть до эскимосов) начальника концлагеря или какого-нибудь Иозефа Менгеле – как два пальца об асфальт. А из 5% уже и делать ничего не надо.

Есть у нас такая одурманивающая речевка "страна, победившая фашизм". На самом деле, СССР победил нацистскую Германию и ее союзников, от победы же над фашизмом сегодняшний мир гораздо дальше, чем в 1945-м. Говорить о том, что у русских, дескать, прививка от фашизма – это либо наивный самообман либо злонамеренная "подготовка почвы". Если в какой-то мере это еще было верно в 1945-2005 гг. (условно), то по мере выбытия военного поколения эта "прививка" стремится к нулю (думаю, сейчас она уже вполне "рассосалась").

Пока я еще не слишком увяз в вопросе, имеет смысл дать некое определение тому, что будет пониматься здесь и ниже под фашизмом, чтоб кого-то сразу же не унесло в сферу "в Италии – фашизм, в Германии – нацизм, а в Киеве - дядька".

Конечно, фашизм – крайне неудачный термин, как будто специально созданный для того, чтобы заболтать суть вопроса. Лично я, вслед за некоторыми не самыми глупыми людьми, склонен считать, что большая часть современных квазинаучных изысканий на почве политологии достойна лишь одного – чтобы подтереть им зад в отсутствие иного пипифакса. Многие современные разглагольствования о фашизме имеют тенденцию размазывать частностями суть - в т.ч. когда начинают обсасывать особенности фашистских и считающихся таковыми в конкретных странах в ущерб целостности картины. Если посмотреть, например, на определение фашизма в той же Википедии (здесь чисто как пример срезюмированной политологической болтовни), мы увидим следующий набор признаков: 1) антикоммунизм 2) традиционализм 3) часто - радикальный национализм и экстремизм, 4) этатизм 5) корпоративизм 6) элементы популизма 7) милитаризм 8) часто — вождизм 9) декларирование опоры на широкие слои населения, не относящиеся к правящим классам.

Из всех этих 9 (хотя, думаю, в современных писаниях о фашизме их отыщется не 9, а все 139) признаков сущностным является первый – антикоммунизм, всё остальное, если включить собственную голову, добавить в нее немного сведений и копнуть вглубь упомянутых признаков – окажется либо факультативным либо избыточным. Дело в том, что фашизм – это не самостоятельная и целостная идеология, это "контр-идеология", я бы даже сказал – политтехнология, произвольная (конъюнктурная) квазиидеологическая мешанина, которую, в значительной степени, никто никогда и не собирается "выполнять", и единственная цель которой – противостоять идеологии коммунистической. Поэтому, например, Гитлер как принял программу НСДАП в начале 20-х, так больше и не менял ее. См. также его откровения: "Я пользуюсь идеями нации и государства по соображениям текущего момента. Но я знаю временную ценность этих идей. Придёт день, когда даже у нас в Германии, мало останется от того, что мы называем национализмом. Над всем миром встанет всеобщее содружество хозяев и господ". Здесь можно также вспомнить антикапиталистическую риторику фашизма, фразу Геринга "я сам определяю, кто у меня еврей, а кто – нет" и т.д.



П. Тольятти. Лекции о фашизме: "Хочу предостеречь вас от искушения рассматривать фашистскую идеологию как нечто устоявшееся, законченное, однородное. Ничто так не похоже на хамелеона, как фашистская идеология. Нельзя рассматривать фашистскую идеологию в отрыве от конкретной цели, которую фашизм намеревался достичь в определенный момент с помощью определенной идеологии".

Думаю, наиболее адекватно суть и природу фашизма отражает коминтерновское ("димитровское") определение: "фашизм есть открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических и наиболее империалистических элементов финансового капитала, в целях осуществления исключительных грабительских мер против трудящихся и предотвращения революции". Немного развернем это определение парой цитата из материалов Коминтерна:

"Ввиду того, что все растущее обнищание охватывает также и средние слои, в том числе и чиновничество, господствующий класс уже не уверен, что он имеет в лице бюрократии совершенно послушное орудие. Поэтому он всюду переходит к созданию особой белой гвардии, которая специально направлена против всех революционных стремлений пролетариата и все более и более служит для насильственного подавления всякой попытки рабочего класса улучшить свое положение".

"Фашизм пытается обеспечить за монополистическим капиталом массовый базис среди мелкой буржуазии, апеллируя к выбитому из колеи крестьянству, ремесленникам, служащим, чиновникам и, в частности, деклассированным элементам крупных городов, стремясь проникнуть также в рабочий класс. Рост фашизма и приход его к власти в Германии и в ряде других капиталистических стран означают, что а) растут революционный кризис и возмущение широких масс против господства капитала; б) капиталисты уже не в силах удержать свою диктатуру старыми методами парламентаризма и вообще буржуазной демократии; в) более того, методы парламентаризма и вообще буржуазная демократия становятся помехой для капиталистов как во внутренней политике (борьба против пролетариата), так и во внешней политике (война за империалистический передел мира); […]".

Можно еще добавить сюда слова А.Грамши: "Отличительная черта фашизма состоит в том, что ему удалось построить массовую организацию мелкой буржуазии. Это произошло впервые в истории. Своеобразие фашизма заключается в том, что он нашел соответствующую форму организации для общественного класса, всегда бывшего неспособным к сплочению воедино и к единой идеологии".

Таким образом, главная причина "недоразвитости" фашистских настроений в современных буржуазных обществах – слабость настроений коммунистистических. Стоит только капиталистической системе подойти к очередному (либо финальному) порогу противоречий, как в умах происходит резкий поворот в сторону осознания классовой природы возникших (а точнее, обострившихся) проблем. (Можно здесь, кстати, вспомнить подскочившие в разы продажи "Капитала" в Германии в 2008 году и т.п.) Фашизм не нужен, пока есть возможность решать проблему управления массами через подбрасывание экономических подачек. Проблема возникает, когда эти подачки иссякают или заканчиваются. В таких условиях единственный способ не допустить проникновения в мозги "обывателя" классового понимания действительности – это засрать эти мозги фашистской контр-идеологией. И уже на этой основе организовывать реальные формы противодействия коммунистическим организациям – в виде "черных сотен" с произвольным названием и т.п. Настроения "обиженности" в обществе или присутствие значительного числа инородцев, конечно, сильно облегчат задачу, но в принципе можно обойтись и бех них.

Идеологическую картину мира часто представляют в виде треугольника базовых альтернатив: либерализма, фашизма и коммунизма. Лично я убежден, что есть (пока?) только одна реальная альтернатива фашизму – коммунистическая идеология (с ее классовым подходом и интернационализмом); что же до (нео)либерализма, то он так же антагонистичен фашизму, как гусеница антагонистична бабочке. Фашизм – не более чем логическое следствие и ипостась буржуазной идеологии (как ее ни назови) в условиях грандиозного шухера.

Поэтому лично меня сильно веселит, когда некоторые либералы, закатывая глаза, вещают о гитлеровских ужасах как о чем-то невиданном в истории. Как будто не было ни Колумба, ни колониальной политики Англии (в которой, собственно, и зародилось то, что в дальнейшем получило свое логическое завершение у Гитлера – то самое "бремя белого человека"). Поэтому лично для меня либеральные сопли о жертвах фашизма мало чем отличаются от "сочувственных" сентенций Йохана Кремера. И не столь важно, что эти сопли часто идут от души – никто не отменял преступную небрежность как форму вины.

Как ни парадоксально, появлению и развитию фашистской "идеологии", если говорить о России, немало (по)способствует как бы "антифашистская" статья 282 УК РФ. Оборот про "принадлежность к социальной группе" превращает ее из ингибитора фашизма в его катализатор. Как известно, "Манифест Коммунистической партии" начинается со слов: "история всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов". В статье 282 УК классы превратились в "социальные группы", а адекватное понимание исторического процесса и, следовательно, единственная на данный момент жизнеспособная идеологическая альтернатива фашизму – в уголовное преступление.

Позволю себе одну сильно схематичную аналогию. Есть некое поле, условно поделенное на пастбища. На каждом из пастбищ пасутся овцы, "охраняемые" волками. Волки изо всех сил пытаются убедить своих овец, что реальные конфликты интересов проходят не между волками и овцами, а между пастбищами, при этом зачастую аппелируя к "логике заложников": если будете возникать на "своих" волков, придут чужие и будут резать вас еще сильнее (что, в принципе, недалеко от истины), поэтому давайте, дескать, крепить единство нашего самобытного пастбища, единство нашего овцеволчьего стада. При этом сами волки давно уже свободно ходят через ограды за чужими овцами, да и у себя на поле делают всё для того, чтобы его самобытность превратилась не более чем в лубок с элементами торговой марки

"Либералы любят ставить знак равенства между коммунизмом и фашизмом, но, как представляется, гораздо больше оснований ставить на одну доску фашизм и либерализм – причем не только экономически. Есть между ними некое сущностное, мировоззренческое единство, хотя просто отождествлять фашистов и либералов было бы неверно. В основе фашизма и либерализма лежит элитаризм, предполагающий господство какого-либо продвинутого меньшинства (меньшинств) над всеми остальными". (#)

Ключевое слово здесь – элитаризм. Лично я убежден, что превратить человека, в мировоззрении которого конституитивно присутствуют слова "элиты" и "быдло", в коменданта Маутхаузена – не более чем дело техники. Думаю, не лишним здесь будет напомнить о связках "Муссолини и создатель теории элит В.Парето", "Гитлер и идеолог избранности Ф.Ницше", и т.д.

Разумеется, я не хочу сказать, что руководители коммунистического толка слишком переоценивали интеллектуальный и прочий уровень управляемых масс, но здесь есть одна принципиальная разница в подходе. Несколько цитат для сравнения:

Ф. Ницше: "Жизнь, по самой своей сущности, есть присвоение себе чужого, оскорбление другого, завладение тем, что нам не принадлежит и что слабее нас, притеснение, безжалостное отношение, насильственное введение собственных форм". "Нет ничего страшнее варварского сословия рабов, научившихся смотреть на свое существование как на некоторую несправедливость и принимающих меры к тому, чтобы отомстить за себя и за все предыдущие поколения". "Аристократии должна твердо верить, что существует не для общества, но что оно — не более как фундамент и подмостки, на которых высоко стоят какие-то избранные существа, стремящиеся... к высшему бытию".

В.И. Ленин: "Во что бы то ни стало надо разбить старый, нелепый, дикий, гнусный и мерзкий предрассудок, будто управлять государством, будто ведать организационным строительством социалистического общества могут только так называемые "высшие классы", только богатые или прошедшие школу богатых классов. Это предрассудок. Поддерживается он гнилой рутиной, заскорузлостью, рабьей привычкой, а еще больше грязной корыстью капиталистов, заинтересованных в том, чтобы управлять грабя и грабить управляя". (#)

Ортега-и-Гассет: "При нормальном общественном порядке масса - это те, кто не выступает активно. В этом ее предназначение. Она появилась на свет, чтобы быть пассивной, чтобы кто-то влиял на нее, - направлял, представлял, организовывал - вплоть до того момента, когда она перестанет быть массой или, по крайней мере, захочет этого. Но она появилась на свет не для того, чтобы выполнять все это самой. Она должна подчинить свою жизнь высшему авторитету, представленному отборным меньшинством". (#)

В.И.Ленин: "Для нас важно привлечение к управлению государством поголовно всех трудящихся. Это – гигантски трудная задача. Но социализма не может ввести меньшинство – партия. Его могут ввести десятки миллионов, когда они научатся это делать сами. Нашу заслугу мы видм в том, что мы стремимся к тому, чтобы помочь массе взяться за это самим немедленно, а не учиться этому из книг, из лекций". (#)

Из одного современного "пособия начинающему бизнесмену": "Мораль жалости, сострадания, любви к людям и смирения создана рабами 2000 лет назад. Нравственность господ – это мораль сильных и властных людей, которые не боятся проявления своей силы и стремятся утвердить свое могущество. Обязанности существуют только по отношению к равным. Поступать же с существами низшего порядка надо так, как заблагорассудится". [По-моему, после таких наставлений будущему манагеру запрет "Майн кампфа" выглядит чем-то несерьезным – что там еще принципиально нового может сказать г-н Гитлер, евреев лишний раз облаять? Так это уже не более чем "доводка рашпилем"…]

Немецкий марксист Э. Готтшлинг: "элитарные теории — идеологическое выражение господства крупной монополистической буржуазии…, в них отражается процесс дифференциации внутри самого класса буржуазии" (Gottschling E. Herrschaft der Elite? Gegen eine reaktionare Theorie. В., 1958, S. 10—11.)

М.К.Первушин, "первый" русский фашист, в 1927 году: "Рождение фашизма именно таково: разгул революционных течений, эксцессы опоенной революционным дурманом буйной черни, злая анархия, кошмарные условия существования для основной, мирной по натуре, трезвой трудолюбивой массы населения… Парламент, построенный на чисто демократических принципах народного представительства, и в теории выражающий волю большинства, оказался практически совершенно безоружным и бессильным перед буйным, диким, открыто разрушительным натиском революционной черни". (#)

Ю. Латынина, либеральный публицист, в 2011 году: "Допустим, всеобщее избирательное право — это венец развития. Допустим, каждый безработный ублюдок, громящий лондонский магазин, — это и есть тот парень, который должен решать, как нам всем жить, и кто это отрицает — тот ретроград и фашист. Но при чем здесь европейские ценности? Всеобщее избирательное право не существовало на Западе, пока Запад владел миром. Когда оно пришло на Запад, Запад свое господство в рекордные сроки утратил". (#)

Таким образом, по отношению к управляемым массам существуют два альтернативных "реально-политических" подхода: 1) тупое презренное агрессивно-трусливое быдло, достойное лишь того, чтобы стать навозом истории; 2) довольно глуповатый в определенных вопросах контингент, с неважными, в среднем, моральными качествами, однако мы постараемся вытащить его (пусть даже где-то и через силу) из этого скотского состояния. Думаю, не надо расшифровывать, какой из этих подходов к какой идеологии относится.

Ну и пару слов о "Гарри Поттере" и его сродственниках, в контексте нагибинской фразы "все мы родом из детства". Можно, например, вспомнить эпизод отъезда Гарри в Хогвартс. Серый безликий мир "обычных людей", тупые и злобные приемные родители, не догадывающиеся о сверхспособностях Гарри – с одной стороны, и чудный мир "зазеркальной" Школы магии, пристанища избранных, будущих вершителей судеб этого мира – с другой. Ключевые слова здесь – "избранные" (фр. elites) и "сверх"; хотя было бы неправильным обойти вниманием и раскрученность "магического" (иррационального) элемента, неотъемлемой части большинства фашистких идеологий.

Еще немного о детских установках (краткий пересказ текста кубинского публициста Э.Убьета):

"Французские дети смотрят мультфильмы про Астерикса, непобедимого галла, кубинские – про Эльпидио Вальдеса, повстанца, совмещающего в себе изобретательность и отвагу. Оба являются символами национальной гордости, оба борются с иноземными захватчиками. Сила Астерикса проистекает из коллективного разума (вошебный отвар), причем она доступна всем его соплеменникам, отведавшим этот отвар. Достоинства Вальдеса мы можем увидеть и во всех его товарищах по оружию.

С другой стороны, Супермэн, Бэтмен, Человек-паук или Мистер Невероятный – всё это герои-одиночки, которых Голливуд преподносит как недостижимые образцы, символы породившей их Супернации. …Персонажи мультфильма "Невероятные" обладают особыми качествами, ставящими их выше остальных людей. Никто даже близко не может сравниться с ними. Они охраняют наш покой и сражаются за нас. Дерзкий и капризный мальчишка решает подражать своему кумиру, он одаренный и старательный, но – не избранный. Мистер Невероятный отвергает его и предпочитает работать в одиночку. Вмешательство "самозванца" подвергает опасности его жизнь и жизнь остальных. Несмотря на то, что мистер Невероятный действует во благо других, супергерой иногда остается непонятым, некоторые из облагодетельствованных им даже осуждают его. В общем, та же история, что и с неблагодарными иракцами. …Мистер Невероятный женится на Elastigirl, это брак между равными, гарантирующий чистоту сверхпотомства и способствующий появлению на свет целого семейства избранных, среди исключительных качеств которых особо выделяется наследная черта самого Мистера Невероятного – сила".

Но вернемся из мультегов на грешную землю. Если предположить, что тот же М.Л.Хазин прав в своих оценках характера текущего кризиса, и попытаться спрогнозировать ситуацию наступления в России чего-то вроде депрессии 30-х годов, то перспективы по части фашизации вырисовываются совсем не радужные:

1) Основная проблема в том, что только порядка 25 млн. человек в России реально наполняют казну, остальные (речь прежде всего о занятых) – перераспределяют эти средства между собой с той или иной степенью законности, т.е. по сути являются "экономическими паразитами" в парадигме мирового разделения труда, неизбежным (а для кого-то, думаю, и нежелательным) балластом. Т.е. имеется слишком много "неустойчивого элемента" (причем с большими претензиями по жизни) - наиболее восприимчивой к фашизму социальной почвы. Если кто, кстати, думает, что немецкий нацизм держался сплошь на люмпенах и мелких лавочниках, то можно, например, вспомнить, что первую свою полную победу НСДАП одержала в 1921 году в Союзе доцентов - объединении преподавателей высшей школы. Которые (как и сельские учителя) сыграли весьма значительную роль в распространении нацистских установок. (#)

2) Сильно дискредитированная (как изнутри, так и снаружи) коммунистическая идеология.

3) Слабый рабочий класс. (Возможно, это словосочетание у кого-то и вызывет ассоциации с замшелой риторикой эпохи развитого социализма – но тут уж извините, проблемы безголовых индейцев шерифа не волнуют).

4) Известная проблема мигрантов "нетитульной национальности", которые из дешевой рабсилы и работников сферы оргпреступности логично превращаются в довольно огнеопасное русло канализации недовольства.

5) Довольно сильно расколотое и постоянно раскалываемое (в т.ч. по самым надуманным поводам) общество.

6) Ну и историческая униженность, куда ж без нее.


Работники освенцима на отдыхе


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments