Жора, он же Гога, он же Георгий Иваныч (i_contester) wrote,
Жора, он же Гога, он же Георгий Иваныч
i_contester

Краткий курс Вырождения, Коррупции и Предательства (бюрократии)

Попросили меня тут кратко изложить причины развала СССР – но Остапа понесло. В общем, выношу на суд публики. По определенным причинам в тексте мало ссылок, но при необходимости их есть у меня.

Кадры решают всё

У социализма, при всех его преимуществах перед капиталистическим способом хозяйствования, есть две основные болевые точки. Социализм жив до тех пор пока:
1) руководители (и в определенной степени их кадровый резерв из народа – то что называлось "творческой активностью масс") развивают (не извращая сути) теорию или по крайней мере не забывают основные положения, ради чего, собственно, всё начиналось;
2) руководители не превращаются в самодостаточную "замкнутую касту" со своими классовыми интересами.

В общем, "кадры решают всё". Сталину до начала 50-х удавалось решать вторую задачу (в том числе мерами 1937 года, в котором, кстати, львиная часть крови была не на совести Сталина, но это отдельный разговор). Ему также удавалось "удерживать курс", в первую очередь, за счет личного авторитета. Здесь, однако, получилось так (не знаю, по вине ли самого Сталина или в силу исторической неизбежности), что он слишком много "замкнул на себя", поэтому после его смерти образовалась определенная пустота в этом смысле. И эту пустоту, естественно, заполнил Хрущев, точнее те настроения, которые он выражал и которым потакал.

Ленин как-то полушутя сказал, что в России 50 человек понимают марксизм, да и те неправильно. Сталин на ту же тему: "Один из опасных недостатков нашей партии состоит в понижении теоретического уровня ее членов. Причина - адская практическая работа, отбивающая охоту к теоретическим занятиям и культивирующая некую опасную беззаботность - чтобы не сказать больше - к вопросам теории". Эту цитату в полной мере можно применить к Хрущеву. Молотов: "Роль Хрущева очень плохая. Он дал волю тем настроениям, которыми он жил. Он бы сам не мог этого сделать, если бы не было людей. Никакой особой теории он не создал, в отличие от Троцкого, но он дал возможность вырваться наружу такому зверю, который сейчас, конечно, наносит большой вред обществу. Значит, не просто Хрущев. – Но этого зверя называют демократией… - Молотов: Называют гуманизмом, а на деле мещанство".

Тихий переворот 1956 года

Поэтому разваливаться СССР начал в феврале 1956 года, на 20-м съезде партии – не внешне, но внутренне. Идеологическая суть переворота 1956-го года заключалась в следующих основных моментах:



1. "После XX съезда КПСС (1956 г.) в официальной теории утвердился тезис о том, что классовая борьба в СССР прекратилась после коллективизации сельского хозяйства. Хрущев: "Общенародное государство — это новый этап в развитии социалистического государства, важнейшая веха на пути перерастания социалистической государственности в коммунистическое общественное самоуправление".

Ср. Энгельс: "Уже сочинение Маркса против Прудона, а затем "Коммунистический Манифест" говорят прямо, что с введением социалистического общественного строя государство само собою распускается и исчезает. Так как государство есть лишь преходящее учреждение, которым приходится пользоваться в борьбе, в революции, чтобы насильственно подавить своих противников, то говорить о свободном народном государстве есть чистая бессмыслица: пока пролетариат еще нуждается в государстве, он нуждается в нем не в интересах свободы, а в интересах подавления своих противников, а когда становится возможным говорить о свободе, тогда государство как таковое, перестает существовать".

2. Хрущев: "Мы полагаем, что страны с разными социальными системами не просто могут сосуществовать друг с другом. Надо идти дальше, к улучшению отношений, к укреплению доверия между ними, к сотрудничеству". Хрущёв: "Ленинский принцип мирного сосуществования государств с различным социально-экономическим и политическим устройством означает не просто отсутствие войны, не состояние временного неустойчивого перемирия. Он предполагает поддержание между этими государствами дружественных экономических и политических отношений, предусматривает установление и развитие разнообразных форм мирного международного сотрудничества". Здесь также можно вспомнить вытащенную хрущевцами из чулана "теорию мирного перерастания капитализма в социализм". Лейтмотивом хрущевской политики после карибского кризиса станет "Не трогайте нас, и мы вас не тронем" – ту же позицию будет занимать и Брежнев и др., как будто не понимая, что это "не трогайте нас" невозможно в силу логики развития мировой капиталистической системы, постоянно требующей расширения рынков.

Ср. Ленин: "Существование Советской республики рядом с империалистическими государствами продолжительное время немыслимо. В конце концов либо одно, либо другое победит."

Ср. Че Гевара: "В конце концов, мы должны иметь в виду, что империализм — это мировая система, и что надо победить его в конфронтации мирового масштаба".

Ср. Кеннеди: "Нам нужно гораздо лучшее оружие, чем водородная бомба… и этим лучшим оружием является мирное сотрудничество". Кеннеди заявлял: чтобы улучшить американо-советские отношения, Советский Союз должен отказаться от плана "коммунизирования всего мира" и "заботиться только о своих национальных интересах и о предоставлении своему народу лучшей жизни в условиях мира".

3. Сталин: "В борьбе с бюрократизмом работа партии идет по четырем линиям: по линии развертывания самокритики, по линии организации дела проверки исполнения, по линии чистки аппарата и, наконец, по линии выдвижения снизу в аппарат преданных работников из людей рабочего класса". Сталин: "Мы хотим иметь государственный аппарат, как средство обслуживания народных масс, а некоторые люди этого госаппарата хотят превратить его в статью кормления".

Хрущев на своем пути к власти обыграл Маленкова (а потом и других) именно на том, что "пообещал" партийному аппарату спокойную жизнь. После этого, не опасаясь больше давления ни сверху, ни снизу (ни "чисток", ни конкуренции со стороны молодых кадров, ни серьезных наказаний за злоупотребления и т.п.), советская бюрократия начала постепенно перерождаться в ту самую "замкнутую проклятую касту", о которой говорил Сталин. Позднее Брежнев придет к власти под лозунгом: "прекратить перетряхивать кадры, дать людям возможность спокойно работать", т.е. опять же гарантируя бюрократии устойчивость ее положения. Причем если Хрущев еще предпринимал какие-то попытки бодаться с бюрократией (его эпопея со служебными автомобилями и т.п.), хотя и бессистемные и бестолковые, то при Брежневе ей был фактически дан карт-бланш.

4. Еще один идеологический гвоздь в гроб СССР был вбит в 1961 на 22-м съезде, когда в новой программе КПСС было записано, что главное – это удовлетворения растущих материальных потребностей советских граждан. Т.е. в основу идеологии была положена вульгарно-материалистическая, рыночная категория, после чего СССР стал превращаться в мещанское, мелкобуржуазное общество.

А.Зиновьев, российский социолог и философ: "Я вообще считаю, что рост благосостояния населения стал одной из причин краха нашего русского коммунизма. Он усилил расслоение общества и материальное неравенство. Жажда иметь росла быстрее и сильнее, чем возможность её удовлетворять. На этой основе возникло другое, чисто обывательское истолкование принципа "по потребности" — как удовлетворение желаний современных людей. А желания эти возросли настолько, что даже официальная идеология Советского Союза отодвинула исполнение этого принципа в неопределённое будущее. Советские люди уже представляли себе изобилие коммунизма по крайней мере в виде высокого жизненного уровня некоторых западных стран".

Кстати, все (или многие) из этих идеологических извращений четко подметил Че Гевара. "Стрелка исторических часов раскручивается в СССР назад", говорил он о включении в коммунистическую теорию, а что хуже — в экономическую практику СССР в хрущёвский период категорий и принципов капиталистической экономики. "Начальники получают всё больше и больше", "у лидеров нет никаких обязательств перед массами" (после поездки в Москву в декабре 1964 г.). В "Пражских тетрадях" он пишет в 1966 г.: "Всё проистекает из ошибочной концепции — желания построить социализм из элементов капитализма, не меняя последние по существу. Это ведёт к созданию гибридной системы, которая заводит в тупик; причём тупик, с трудом замечаемый, который заставляет идти на все новые и новые уступки господству экономических методов, т.е. вынуждает к отступлению". "Я никоим образом не хочу доказать этим, что в Советском Союзе существует капитализм. Я хочу сказать лишь, что мы являемся свидетелями некоторых феноменов, происхождение которых связано с кризисом теории".

Хрущевская "оттепель" и ее "подснежники"

Теперь от теории к практике, которые, естественно, есть вещи взаимосвязанные. Некоторые последствия "нового курса" Хрущева:

- Впервые после гражданской войны, расстрел в 1956 году в Тбилиси собственных граждан, выступивших в защиту Сталина (эта кровь еще аукнется через 33 года)
- Ликвидация "сталинского малого бизнеса" (промкооперации), дававшей, кстати, 6% промышленного производства.
- Борьба с приусадебными участками
- Постановление «О запрещении содержания скота в личной собственности граждан, проживающих в городах и рабочих поселках» (1958)
- Раздел партийных органов на сельские и городские, ликвидация МТС и пр.
- Авантюра с целиной
- Авантюра с кукурузой после посещения США
- Расстрел в 1962 году в Новочеркасске рабочих, выступивших против крупного повышения цен на продукты питания.
- Стабильное уменьшение реальной заработной платы, увеличивающиеся перебои со снабжением населения продовольствием. С 1963 г. началась закупка зерна в США, что можно считать началом политической и экономической капитуляции.
- Усиление идеологической демагогии. Попытка активизировать антисталинскую компанию и отвлечь ею внимание от растущих проблем. Вынос тела Сталина из Мавзолея в 1961 году. В том же году - программа "построения коммунизма" к 1980 г., что было прямым издевательством над марксисткой теорией.

И самый важный момент. В 1958 г. Н. С. Хрущев начинает экспорт нефти по демпинговым ценам (ниже, чем мировые и чем затраты на ее добычу). Сначала здесь главную роль играли политические причины: Насер убедил Хрущёва, что если Советский Союз начнёт выбрасывать дешёвую нефть на мировой рынок, то сразу повалятся один за другим реакционные арабские режимы. Правда, в итоге таких режимов свалилось всего два: в 1958 году Ирак и в 1969 году Ливия.

Вместе с тем, другим результатом массированного экспорта нефти стало то, что в самом Советском Союзе сформировался целый слой номенклатуры и связанных с ней сотрудников КГБ, которые обслуживали процесс торговли нефтью (отдельный разговор – финансовые потоки дружественным партиям и организациям, где тоже немало прилипало к рукам в силу понятной непрозрачности этих операций). И этот кластер очень активно стал интегрироваться в мировую капиталистическую систему. В значительной степени этому способствовало то, что в 1956 году был провозглашён курс на сосуществование государств с различной социально-экономической системой. То есть, началась интеграция части советской бюрократии в мировой рынок.

В конце 1952 года, еще при жизни Сталина, были приняты очередные директивы по пятилетке 1955-1960. Сутью и целью их было гармоничное, сбалансированное развитие экономики – т.е. такое развитие, когда ни одна отрасль не развивается в большей мере, чем это необходимо для внутренних нужд экономики. Согласно этим директивам, к 1955 году общий уровень промышленного производства должен был увеличиться по сравнению с 1950 годом на 70 % (т.е. примерно на 12% в год). Добыча нефти должна была возрасти на 75–80 процентов – т.е. немногим больше, чем валовое производство в целом (разница – на экспорт для закупки того необходимого оборудования, которое пока не производится в СССР или товаров типа каучука, которые просто не растут в СССР).

Теперь вопрос: почему Сталин (если персонифицировать) не стремился максимально увеличить добычу нефти и ее экспорт – ведь на валютную выручку от ее продажи можно было бы купить и импортное оборудование, ускорив тем самым экономический рост, и товары народного потребления, чтобы облегчить жизнь людям? Потому что он четко понимал, что это допинг, и эффект от его принятия будет, во-первых, кратковременным, а во-вторых, разрушительным.

У СССР во время войны с Гитлером было много дефицитов, но никому даже в голову не могло прийти продавать Германии нефть. Точно так же и здесь. Если ты действительно собираешься строить социализм и помнишь слова Ленина и др. о том, что либо мы их, либо они (империализм) нас – ты не можешь делать вещи, которые усиливают врага сильнее, чем они усиливают тебя. Если же ты забыл главную цель и просто хочешь спокойно отсидеться в своем мещанском уголке (даже если этот уголок занимает 1/6 часть суши) – рано или поздно тебя придут и добьют. Non progredi est regredi, как говорили древние. Именно это и произошло со значительной частью советской бюрократии.

Даже А.Микоян, который тоже не был великим теоретиком (стратегом), писал в 1929 году под диктовку Сталина: "Монополия внешней торговли может и должна так маневрировать всеми ресурсами Советского союза на мировом рынке, чтобы те или иные колебания его конъюнктуры не срывали и не меняли хозяйственных планов нашего развития. Индустриализация нашей страны должна идти, в условиях капиталистического окружения, по линии систематического снижения нашей зависимости от мирового [капиталистического] рынка".

Что же касается "облегчить жизнь людям" – это, конечно, правильно, но только в контексте главной цели. Ср. Сталин: "Конечно, мы могли бы 3 миллиарда рублей валюты, добытых путем жесточайшей экономии и истраченных на создание нашей индустрии, - мы могли бы их обратить на импорт сырья и усиление производства предметов широкого потребления. Это тоже своего рода "план". Но при таком "плане" мы не имели бы ни металлургии, ни машиностроения, ни тракторов и автомобилей, ни авиации и танков. Мы оказались бы безоружными перед внешними врагами. Мы подорвали бы основы социализма в нашей стране. Мы оказались бы в плену у буржуазии внутренней и внешней".

Ср. то, что пишет позже БСЭ с глупым восторгом: "Рост экономического потенциала страны и экспортных возможностей позволяет все шире использовать внешнюю торговлю для неуклонного повышения жизненного уровня советского народа. На эти цели [т.е. на ширпотреб] идет около 2/5 всего импорта".

Таким образом, с 1958 (и особенно – с начала 1970-х) СССР стал интегрироваться в мировую экономическую систему (в лице части своей бюрократии), садясь на нефтяную иглу. Однако интегрироваться в тех условиях СССР мог только как сырьевой придаток. А сырьевые придатки не могут иметь статус великой державы. Поэтому рано или поздно что-то должно было исчезнуть: либо великодержавный статус, либо сырьевая ориентация.

Некоторые цифры и графики в подтверждение и иллюстрацию сказанного.

В 30-е годы СССР проводит индустриализацию и крайне нуждается во многих товарах, которые он мог бы приобрести за рубежом. И несмотря на это:

Отношение ценности экспорта к ценности всей валовой продукции СССР, %:


Индексы физического объема экспорта и импорта СССР, % (1929=100%):


Объем внешней торговли СССР, 1922-1981:


Удельный вес некоторых товаров в экспорте, %:

Прим.: maquinaria – машины и оборудование, petróleo – нефть, gas – он и в Африке газ.

Добыча нефти (с конденсатом) в России в 1950-1997 гг.:


Добыча природного газа в СССР в 1922-1990 гг.:


Экспорт энергоносителей за 1960-1993 гг. возрос в 46 раз, что однако не привело к росту ни фонда зарплаты по стране, ни фонда накоплений. Товарный обмен с заграницей, хотя и резко расширился в 1970-1985 гг., не стал для СССР фактором долгосрочного экономического роста, но продолжал использоваться почти исключительно для "латания дыр" в несбалансированной экономике.

Товарооборот СССР с промышленно развитыми капиталистическими странами достиг в 1975 15,8 млрд. руб., превысив уровень 1965 в 5,6 раза. Доля этих стран в товарообороте СССР возросла до 31%. Ср. Энвер Ходжа после встречи с Хрущевым в 1954 году: "Мы невольно стали задаваться вопросом: кем на самом деле являются хрущёвцы - коммунистами или международными спекулянтами?"

Чтобы погасить недовольство населения и увеличить доходы бюджета, Советский Союз значительно расширил покупки за границей потребительских товаров, которые продавались в СССР по относительно высоким ценам. Но всё это также шла накопленная в стране валюта. Когда её стало не хватать, то СССР начал просить и получать кредиты от западных стран. Это были в основном товарные кредиты, которые шли на закупки товаров из тех же стран, которые давали нам кредиты.

Журнал "Fortune" писал: необходимо позволить Советскому Союзу получить как можно больше твёрдой валюты, ибо в конечном счёте эта валюта будет использована для приобретения оборудования и технологии на Западе, с помощью этого оборудования будет добываться сырьё, которое также придёт на Запад.

Впав в экономическую зависимость от продажи нефти и закупок зерна, СССР дал капиталистическому окружению рычаг давления на самого себя. Ср. Горбачев в 1986 г.: "Да, мы очень много закупаем за рубежом. Закупаем потому, что жить без этого не можем."

Брежневский "застой"

Теперь несколько штрихов из брежневской эпохи:

Экономическая реформа 1965 г. Ее проведение означало переход от волюнтаристского курса Н. Хрущева к политике с четкой буржуазной направленностью. Данная реформа переориентировала экономику с планирования снижения себестоимости на прибыль. Предприятиям стали планировать не натуральные объемы продукции, рост производительности труда и качества продукции, как раньше при Сталине, а дутые объемы в денежном выражении. Если в 1950 г. снижение себестоимости в промышленности составило 13,2%, то в 1960-1975 г. - только 0,6%; в 1976-1980 г. - уже 0,08%; в 1981-1985 г. - 0,3% [?], а с 1989 г., фактически, установилась бесплановая экономика. На основе ослабевших экономических связей, общей деградации экономики в союзных республиках "проросли" идеи политической независимости и суверенизации.

В 1985 г. вывоз нефти в 6,5 раз превысил уровень 1960 г. и составлял 40% стоимости советского экспорта. Доля разных видов сырья и полуфабрикатов в экспорте составила к 1985 г. 85 %. Часть "нефтедолларов" тут же возвращалась на Запад в виде закупок продовольствия, потребительских товаров и продукции машиностроения. Одновременно это означало застой и деградацию отечественного машиностроения, легкой и перерабатывающей промышленности, сельского хозяйства. К 1940 г. СССР мог производить практически все виды машин и технических изделий, существующие в мире. В 70-е годы было принято решение вообще отказаться от разработки многих видов оборудования и заменить его импортом. Единственным видом машиностроения, которому уделялось внимание, было военное производство.

Стала сокращаться средняя продолжительность жизни - с 1966 г. у мужчин, с 1968 г. у женщин. Если в 1964 г. она составляла 70,4 года, то в 1984 г. упала до 67,7 лет.

Отдельная тема – рост теневой экономики, концентрация в руках ее представителей значительных средств, которые неизбежно выливались в претензию на власть.

Во внешней политике СССР пытается проводить курс на раздел мира с США на сферы влияния, высшим воплощением которого стало подписание в 1975 г. в Хельсинки "Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе".

К 1985 году советская буржуазия довела до абсурда коммунистическое учение, которым пыталась прикрыть свои классовые интересы на протяжении нескольких десятилетий. На протяжении 1950-80 гг. в официальном употреблении была псевдомарксистская риторика, из которой была выхолощена революционная суть. Ее примером могут служить так называемые концепции "развитого социализма" и "некапиталистического пути развития".

Экономические диверсии начала 1980-х

В 1970-е годы США оказались в кризисе и взяли курс на деиндустриализацию. Если бы в этот момент Советский Союз совершил индустриальный рывок, то Западу оставалось либо капитулировать, поскольку социалистический блок выбивал его с мировых рынков (о чем откровенно сказала М. Тэтчер осенью 1991 г. в своём выступлении в Хьюстоне), либо начинать мировую войну. Однако Советский Союз, в котором всё большую роль играл советский сегмент корпоратократии ("нерушимый блок" части номенклатуры, спецслужб, хозяйственников и теневого капитала), этот рывок не совершил. Более того, средства от продажи нефти сделали его в глазах руководства ненужным. Так мы проспали свой шанс, когда можно было "уронить" противника.

Приход к власти Рейгана (точнее, стоящих за ним сил и интересов) означал, что относительно мирному сосуществованию пришел конец в силу неумолимой логики развития мировой капиталистической системы. Хорошим предлогом для начала активный игры против СССР стал Афганистан.

Из доклада ЦРУ "Зависимость советской военной мощи от экономических отношений с Западом" (ноябрь 1981):

"Даже небольшой рост советской экономики в значительной мере увязан на продолжение импорта продукции западного машиностроения, импорта зерна и оборудования для энергетического сектора (трубы и компрессоры для газовой промышленности и др. ). […] Экономический рост в 1980-х., прогнозируемый на уровне 2% ежегодно, скорее всего будет недостаточным для поддержания прежних темпов роста военных расходов, а также для поддержания ощутимого роста благосостояния; более того, многие советские граждане полагают, что их уровень жизни снижался в последние несколько лет. […] В период 1970-1980 гг. советский импорт вырос в стоимостном выражении почти в 8 раз, и в 4 раза по объемам. Значительная часть советского импорта средств производства осуществлялась на западные кредиты. […]

Если Запад наложит контроль на советский импорт, это сможет значительно сократить валютные поступления в СССР. Львиная доля советского экспорта состоит из энергоносителей и другого сырья, идущего в основном на рынки развитых западных стран и которым не так-то просто найти замену на рынках менее развитых стран. Если экспорт нефти еще можно постепенно перенести в страны третьего мира, при благоприятной конъюнктуре, то с экспортом природного газа такой номер не пройдет".

Из доклада ЦРУ "Зависимость советской экономики от Запада" (январь 1982):

Валютный долг СССР Западу, млн. USD


"В 1981 году советский импорт зерна совпал с рекордными показателями по импорту мяса, сахара, растительного масла, бобовых и муки и составил почти 13 миллиардов долларов, что составило 40% всех валютных расходов. […] Торговля между СССР и Западом, хотя и имеет существенные объемы, далеко не так критична для Запада, как для СССР. Импорт из и экспорт в СССР в 1980 году составили 2 и 3 процента соответственно от общего объема торговли стран ОЭСР. Доля экспорта в СССР в общем объеме импорта большинства развитых стран варьируется в диапазоне от 0,7 % для США и 2,3 % для ФРГ. […] В 1971-1978 года западные кредиты обеспечивали примерно 12% советских импортных возможностей. Благодаря резкому росту цены на нефть и золото СССР удалось поддерживать устойчивый рост западного импорта без увеличения своего чистого долга".

Эти и другие документы западных аналитиков показывают, что Запад изучал СССР не абстрактно, как ученый, а прагматично, как охотник, интересующийся прежде всего болевыми точками жертвы – "куда бить". А.Зиновьев: "В ходе холодной войны в странах Западной Европы и в США (в последних главным образом) были созданы бесчисленные исследовательские центры и разведывательные службы, в которых были заняты тысячи профессионально подготовленных сотрудников. Они создавали "науку, для охотников на советскою зверя". В Советском Союзе создание академической науки о современном Западе было исключено господствовавшей марксистской идеологией, а "наука для охотников на западного зверя" находилась в жалком состоянии. И это стало одним их факторов поражения Советского Союза".

19 января 1982 г. на конференции КОКОМ (Coordinating Committee for Multilateral Export Controls, CoCom) США огласили пакет экономических мер, направленных против СССР. Во-первых, это был запрет на продажу Москве стратегических технологий, включая новейшие компьютеры, электронное оборудование, полупроводники и технологию металлургических процессов. Кроме того, предполагалось ограничение строительства западными компаниями промышленных предприятий на территории советского блока. Во-вторых, США предложили, чтобы все контракты с социалистическими странами на сумму от 100 млн. долл. автоматически представлялись для утверждения в КОКОМ с целью избежать возможной передачи секретных технологий. Третье предложение касалось создания строго секретного списка технологий и товаров, подпадающих под эмбарго.

Так, если в 1975 г. в общем списке промышленных товаров, которые продавали Советскому Союзу США, 32,7 % составляли изделия высокой технологии, приблизительно на $219 млн., то в 1983 г. их доля упала до 5,4 % на сумму $39 млн.

Совет национальной безопасности США старался сделать невозможным получение банковских кредитов для Советского Союза. По новой оценке, предложенной Вашингтоном, процент официальных экспортных кредитов для СССР должен был составить минимум 11,25 %. Впоследствии и этот норматив был повышен и составил почти 17 %.

Директивы, подписанные Рональдом Рейганом, начиная с 1982 г., включали целый комплекс мер, осуществление которых должно было привести к уничтожению главного противника, в т.ч. ограничение экспорта советского природного газа на Запад.

Однако самым сильным ударом стало падение цены на нефть. Все два срока президентства Рейгана Белый дом работал с Саудовской Аравией с целью снижения мировых цен на нефть. И вот в августе 1985 г., как писали западные журналисты, "в сердце советской экономики был загнан нож – Саудовская Аравия открыла шлюзы и залила мировой рынок нефтью". В ноябре 1985 г. цена нефти-сырца составляла $30 за баррель, а через пять месяцев – всего $12. Это означало, что СССР терял $10 млрд., т.е. почти половину всех валютных поступлений от экспорта. В такой ситуации политическое руководство страны не нашло ничего лучшего, чем удвоить продажу золота и брать кредиты. Причем США подготовили еще один экономический удар – обесценили доллар. На этой операции СССР терял еще около $2 млрд. ежегодно.

Номинальные и реальные (USD 2008) цены на нефть в 1861-2006 г.:


Падение цены на нефть отозвалось для СССР еще одним экономических эхом – неплатежеспособны оказались основные покупатели советского вооружения. Доходы от продажи нефти в таких странах, как Иран, Ирак и Ливия снизились в первой половине 1986 г. почти вполовину. Как следствие, в том же году снизилась и продажа им советского оружия в среднем на 20% или $2 млрд. долларов.

Блеф Рейгана с СОИ сильно напугал советское руководство и также подлил масла в огонь. Правда, цифры советских военных расходов, которые приводят эксперты ЦРУ, не подтверждают гипотезу о том, что "СССР не выдержал гонки вооружений". Например, в начале 50-х годов СССР тратил на военные цели 15 % ВНП, в 1960 г. 10 %, а в 1975 г. – всего 6 %.

"Перестройка" как coup de grâce

Однако даже при всей массированности атаки Запада на СССР в 1980-х годах, сложно увидеть в докладах западных аналитиков ожидания крушения СССР в ближайшем будущем. И здесь, несомненно, решающую роль сыграла деятельность Горбачева и его команды (Яковлева, Шеварнадзе и др.). В этой истории до сих пор вопросов больше, чем ответов, но суть процесса можно сформулировать следующим образом.

После того как со смертью Сталина бюрократия была избавлена от "чисток", началось сращивание партийной и хозяйственной номенклатур. Процесс нарастал в 50-е и 60-е годы, а в 70-е годы он достиг апогея. Причем хозяйственная номенклатура в значительной степени срослась с теневой экономикой, в результате появились кланы. В связи с интеграцией некоторых сегментов советской номенклатуры в мировой рынок (прежде всего, по линии торговли сырьем), активизировался процесс оформления социальной группы, которой стало тесно в рамках советского общества. Шальные миллиарды нефтяных денег 1970-х ускорили этот процесс. Ситуация "власть без собственности и возможности ее легальной передачи по наследству" больше не устраивала советскую бюрократию.

В 1970-е было создано несколько организаций, роль которых в подготовке будущих руководителей перестройки еще предстоит оценить в полной мере. Среди них прежде всего следует упомянуть Международный институт прикладного системного анализа (IIASA) (созданный в 1972 году институт согласования интересов различных сегментов мировой корпоратократии) и его "филиал" в СССР - Всесоюзный научно-исследовательский институт системных исследований (1976)

Описывать кажущиеся глупости и безрассудства времен 1985-1991 гг. можно до бесконечности, поэтому упомяну только несколько явлений экономического порядка.

В январе 1987 г. были отменены ограничения во внешней торговле - те ограничения, которые прикрывали от обвала внутренний рынок СССР. Теперь предприятиям и частным лицам разрешалось вывозить за рубеж все дефицитные товары - продовольствие, сырьё, электронику, энергию и т.п. Постановлением от сентября 1987 г. такой вывоз стал даже обязательно-принудительным. Согласно "Закону о кооперативах" 1988 года, при государственных предприятиях и местных Советах быстро возникла сеть кооперативов и совместных предприятий, занятых вывозом товаров за рубеж, что резко сократило поступление на внутренний рынок. Моментально из СССР были "высосаны" огромные материальные ценности, полки магазинов опустели, возник дефицит. Так, только в 1988 г. частными лицами за рубеж было вывезено порядка 500 000 цветных телевизоров и 200 000 стиральных машин.

Следующим шагом, через "Закон о государственном предприятии (объединении)" (1987 г.), было разрешено превращение безналичных денег в наличные. Это был первый шаг к приватизации банковской системы СССР.

Началось всемерное поощрение мелкой торговли – т.е. процесс деклассирования трудового населения и превращения его в "нацию спекулянтов". Миллионы деклассированных элементов стали вывозить всё, до чего могли дотянуться. Например, в те дни Съезде депутатов поднялся скандал об отсутствии зубной пасты. О причинах такого отсутствия депутаты-популисты предпочли не думать, а просто решили закупить за рубежом зубную пасту на 60 миллионов долларов. Во Франции, откуда её везли, зубная паста стоила 15 франков. В СССР она продавалась по 1 руб. Разумеется, вся эта паста на 60 миллионов долларов моментально оказалась снова за рубежом.

21 июля 1989 г. новыми Таможенными правилами были сняты все ограничения на вывоз из СССР золота и драгоценных камней. Золото в невероятных доселе масштабах выбрасывалось на внутренний рынок, а затем, приобретённое по внутренним ценам СССР, вывозилось за рубеж, а там продавалось по мировым ценам. В 1985 г. золотой запас СССР составлял 2500 тонн. В 1991 г. этот запас сократился до 250 тонн. Помимо этих 2250 тонн "испарились" добытые в 1986-90 гг. дополнительные 1500 тонн. К сведению: один грамм золота в те дни стоил в СССР примерно 50 руб., в то время как на мировом рынке - 13 долларов (т.е. примерно 410 рублей по курсу чёрного рынка в 1991 году).

Произошел скачкообразный рост личных доходов вне всякой связи с производством, что привело к дисбалансу между доходами населения и предложением товара. Ежегодный прирост денежных доходов населения в СССР составлял в 1981-1987 гг. в среднем 15,7 млрд. руб., а в 1988-1990 гг. составил 66,7 млрд. руб. В 1991 г. лишь за первое полугодие денежные доходы населения выросли на 95 млрд. руб. (при этом зарплата в производстве выросла всего на 36%). Такой вал роста доходов при одновременном сокращении товарных запасов в торговле привел к краху потребительского рынка ("товары сдуло с полок"). Были введены талоны на получение основных продуктов питания, резко увеличился импорт, что привело к огромному внешнему долгу.

Росту дефицита способствовала и начатая в мае 1985 г. "антиалкогольная кампания". Сокращение продажи водки и бюджетных поступлений от неё было полностью компенсировано её изготовлением в "теневой экономике". Помимо тяжелого удара по государственным финансам это привело к становлению мощной организованной преступности нового поколения, активно вошедшей в политику.

Таким образом, почва для переворота была подготовлена. Озлобленные этими "реформами" люди, разумеется, были готовы на любые "перемены", а внедренная в массовое сознание мысль о "западном рае" предопределила, почему народ пошёл за Ельциным. Похмелье наступило позже...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments