Жора, он же Гога, он же Георгий Иваныч (i_contester) wrote,
Жора, он же Гога, он же Георгий Иваныч
i_contester

Categories:

Вэйцзи. Вавилон и луковицы

Ростовщичество, как известно, появилось вместе с торговлей и раньше денег. Неурожаи вызывали нужду, та, в свою очередь – потребность в одалживании продуктов и вещей. Говорят, само слово произошло от беспроцентных ссуд скотом - отдавая маленького теленка в долг (например, как тягловую силу), хозяин получал его обратно с естественным приростом.

В Вавилоне (букв. "смешение"), прародине ссудного и меняльного дел, случаи ростовщичества отмечались еще в 3-м тысячелетии до н.э. Там же оно потом впервые поднялось до уровня государственного регулирования - в пользу имущих, разумеется. О том, какую важную роль играло в Вавилонии и прочей Месопотамии взимание процентов, можно судить хотя бы по той ненависти, с которой говорит о вавилонских и ниневийских торговцах Ветхий завет. Несколько фрагментов из макроэкономического прогноза неизвестного автора:

"Пал, пал Вавилон, великая блудница... ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы. ...И цари земные любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши ее. ...Врачевали мы Вавилон, но он не исцелился, оставьте его и пойдем каждый в свою землю. ...И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому что товаров их никто уже не покупает." (Откр. 18:11).

Ну и, наконец, живописание собственно гибели великого города, под кодовым названием "Валтасаров пир" (12.10.0539 года до н.э.).

Смеясь над осаждающими и полагаясь на мощь вавилонских стен, Валтасар устраивает пиршество. В разгар пьянки ему на стену приходит SMS-сообщение "Мене, текел, фарес", которое Даниил трактует так: "Исчислил [ср. digit] Бог царство твое и положил конец ему; ты взвешен на весах и найден очень легким [нет, там не было слов "доллар" и "капитализация"]; разделено царство твое и дано мидянам и персам…". Ну, Кир, тем временем, узнает, что весь город бухой в говно и принимает меры. Собственно, боя как такового и не было, если, конечно, не считать боем истребление полупьяной дворцовой стражи и горожан.


Греция... Греция, сука, прикольная. Говорят, в V веке до н.э. в древнегреческих городах-республиках свободный эллин наказывался смертью только за одно преступление - ростовщичество. Правда, вскоре все вернулось на круги своя.

В Древней Греции, как и в большинстве рабовладельческих обществ, кредиторами-ростовщиками были, в основном, купцы, откупщики налогов и храмы (например, Дельфийский). Ростовщическая деятельность храмов развилась, понятно, из накопленных ими частных вкладов и пожертвований.

Из Греции к нам пришли "экономика", "драконовский процент" и много других приятностей. Слово "экономика" придумал умный дядька Ксенофонт (430-355 до н. э.), означало оно "ведение домашнего хозяйства", "устройство домашнего хозяйства", где-то так.

Из Греции же пошло [правда, как-то хреново дошло] и слово "хрематистика" [которую почему-то часто обзывают "хремастикой"]. Аристотель, например, объяснял разницу между "экономикой" и "хрематистикой" примерно так: первая означает богатство как совокупность полезных вещей, вторая – богатство как накопление денег. В хрематистике цена отрывается от ценности ("капитализм знает цену всему, но не знает ценности ничего"), цена не отражает более реальных трудозатрат, направленных на получение продукции.

Аристотель также считал, что ссудный процент – это самая противоестественная форма дохода, так как деньги предназначены лишь для обмена и не могут родить новые деньги. "Деньги предназначены, чтобы использоваться в обмене товаров, но не увеличиваться через процент. Ростовщичество означает рождение денег от денег и состоит в размножении денег, поскольку результат походит на родителя. Следовательно, из всех способов создания денег этот - наиболее отвратительный".

Пару слов про Древний Рим. Вначале ростовщичество там тоже считалось занятием презренным и римского гражданина недостойным. Поэтому заниматься им приходилось разным негражданам-латинам. "Все ненавидят тебя! Ты дивишься? Чему же? Ты деньги в мире всему предпочел за что же любить тебя людям?" (Гораций. Римская сатира) Такие вот были настроения в обществе – что говорить, дикий народ. Но высокая доходность этого бизнеса, в конце концов, не могла оставить равнодушными и патрициев. Кстати говоря, древние римляне часто перегибали с реструктуризацией задолженности: не заплатил в двухмесячный срок – в бетон и в воду, в порядке, так сказать, гражданского судопроизводства по совокупности статей 12 Таблиц.

Отдельно следует отметить эффективного управленца Юлия Цезаря. "Денежные средства Цезаря никоим образом не могли иссякнуть, ибо он обладал в высшей степени тем качеством, которое во все времена отличало наиболее "избранных" молодых людей аристократического происхождения: умением делать долги и еще большим умением, даже искусством, жить кругом в долгах, не теряя из-за этого ни на минуту прекрасного настроения". (Светоний. Жизнеописание 12 цезарей.)

Совсем коротко по Средним векам. На Руси первый опыт знакомства с банковским делом закончился как-то невесело – киевским погромом 1113 года. Последующие попытки интеграции в мировую финансовую систему тоже не задались. Так, например, при Димитрии Донском местным купцам удалось-таки пролоббировать протекционистский запрет на учреждение в московских землях представительств одного генуэзского банка-нерезидента. Тогда по итогам переговоров порешили банковским делом не заниматься, а иностранного гражданина Никомата Сурожанина – э... просто порешили.

В европейском же банковском деле тоже происходило много интересного: Орден Тамплиеров и его "национализация" французской короной, падение Византии и причины оного, итальянские города-республики, европейский экономический кризис 1340 года, смещение финансовых центров силы в Англию и Голландию в 15-м веке, европейский экономический кризис 1492 г., вызванный ожиданием золотого потока из Нового Света, и др. (В пару сотен диссертаций, наверно, можно уложиться. Подробнее см., например, здесь.)

***

Самое интересное началось с 16 века. Вообще, резко отрицательное, вплоть до прямого запрета, отношение к ростовщичеству изначально прослеживалось почти во всех этических системах мира. (Это не я сказал, это Макс Вебер сказал.) Тем более это верно в отношении крупнейших религий (с некоторой спецификой в иудаизме). Жестче всего с этим делом в исламе, который даже исторически образовался на протестной анти-ростовщической волне. Древнеиндийские религиозные тексты также запрещали заниматься ростовщичеством воинам и жрецам и даже усматривали в нем способ унижения человека. Из Библии достаточно вспомнить эпизод, как Иисус выгнал менял из храма - единственный случай применения им мер физического воздействия.

Христианство, как религия бедных и угнетенных, вначале резко осуждало ростовщичество. (Хотя, конечно, и раннехристианские храмы порой не брезговали ссужать под процент). Например, Никейский собор (325 г.) запретил всем духовным лицам взимать проценты, Тридентский собор (1563 г.) провозгласил известную формулу "деньги не порождают деньги" (pecunia pecuniam non parit).

Короче, вплоть до 16 в. взимание процентов было осуждено 17 римскими папами и 28 соборами. Вместе с тем, самыми оборотистыми ростовщиками Средневековья часто были именно церковники; чего уж говорить про тесные и неформальные отношения римских пап и финансовых воротил того времени.

Народ, естественно, все это видел и народу это не нравилось. Народу нравился М.Лютер с его речами типа "Мелких воров заковывают в колодки, крупные же воры ходят в золоте и щеголяют в шелку...", сравнивавший ростовщиков с Какусом и прочей мерзостью.

Народу же побогаче больше нравился потомственный юрист Ж.Кальвин – в т.ч. своим известным письмом о ростовщичестве (1545 г.). [Кстати, всегда изумлялся на фразу "потомственный юрист". Это юрист, приносящий много потомства или откладывающий все на "потом"?] Суть письма: Богу, конечно, богово, но и про пять процентов забывать не след. С того времени и позднее, после выхода работ Дж. Локка "Соображения о последствиях понижения процентов на денежные капиталы" (1691 г.) и И. Бентама "В защиту роста", взимание оправданного процента стало считаться делом и богоугодным и общественно полезным.

***

Есть мнение, что именно отмена библейского запрета на ростовщичество сильно подстегнула развитие финансового капитализма (да и само понятие "капитал" бессмысленно без ссудного процента), а также т.н. технологической цивилизации, основанной на постоянно увеличивающемся разделении труда. "Грубо говоря, нужно любое сложное изделие разделить на как можно большее количество мелких простых частей, и чтобы эти простые вещи производил унифицированный производитель, который уж настолько в ней настрополился, что стоимость ее очень маленькая. В результате у вас образуется некий избыток доходности, который можно направлять на дальнейшее технологическое развитие." (***) И т.д. по спирали. Всё как бы замечательно, но со временем возникает одна проблема – товар нужно куда-то сбывать.

***

В 1613 году в Амстердаме открылись первые кредитный и фондовый рынки. Вскоре произошла странная история.

К началу 17 века голландский народ резко возлюбил тюльпаны. Возили их тогда черт-те откуда, стоили они недешево и стали постепенно считаться символом богатства. Поскольку предложение было очень ограниченным, цена на тюльпаны начала быстро расти. В 1636 г. один тюльпан стоил как хорошая самодвижущаяся повозка с парой лошадиных сил. Торговать тюльпанами было очень выгодно, поэтому многие голландцы (и Рембрант, кстати, в их числе), забыв про все дела, бросились перепродавать тюльпаны. При этом луковицы так часто переходили из рук в руки, что их даже не успевали посадить в землю.

В том же 1636 году, на пике котировок, за один тюльпан давали 4600 флоринов (в долларах США по ценам 1985 года это где-то $460 000 при цене в 400$ за унцию золота). Голландцы кучами закладывали ростовщикам свои дома и имущество. Все деньги вбухивались в тюльпаны в надежде на быструю и гарантированную прибыль. Невиданные прибыли привлекли иностранных инвесторов. Иностранная валюта рекой потекла в Голландию, что вызвало резкий рост цен и на остальные товары категории "люкс".

В 1637 году пузырь лопнул. Как всегда неожиданно, на рынке возникла паника, и цены мгновенно упали. Разорились тысячи спекулянтов. Имущество богатейших купцов, вложенное в тюльпаны, превратилось в ничто. В Голландии наступила всеобщая многолетняя депрессия.

Впоследствии истории, во многом схожие с этой, повторялись снова и снова: в Англии ("южный морской пузырь"), Франции ("пузырь Миссисипи", John Law) и т.д.

***

Генри Форд: "Мы не против того, чтобы занимать деньги, мы также и не против банкиров. Мы только против попытки поставить кредит на место работы. Мы против всякого банкира, смотрящего на предпринимателя, как на предмет эксплуатации, т.е. как на объект ростовщического паразитизма".

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments