Жора, он же Гога, он же Георгий Иваныч (i_contester) wrote,
Жора, он же Гога, он же Георгий Иваныч
i_contester

Categories:

¡Feliz cumpleaños, Comandante!



В связи с сегодняшним 86-летием человека, низведенного в массовом сознаниии (или массовым сознанием) до уровня сумасбродного авантюриста, бодро скачущего по горам, смолящего коибы в перерывах между пальбой и т.д. - в общем, эдакого адреналинового наркомана. Хотя на самом деле речь идет о более чем прозорливом и независяще мыслящем человеке, который каким-то непостижимым образом в свои 30-35 лет оказался на две головы выше (в своем умственном, не говоря уже о прочих, развитии) не только 99,99% своих современников, но и подавляющего (своей незатейливостью) большинства ныне проживающих организмов.

Ниже приводятся фрагменты статьи известного кубинского общественно-политического деятеля Фернандо Мартинеса Эредиа, а также немного прямой речи самого именинника (перевод мой, местами слегка расширительный). В качестве предисловия (или послесловия, кому как удобнее) можно почитать, например, тут и тут .

"[...] Аспект идейного наследия Че, о котором пойдет речь, касается критики им того социализма, который принято называть "реальным"; критики, которая эволюционировала с течением времени и становилась все более жесткой и обоснованной. При этом, высказывая свои критические замечания, Че вынужден был принимать в расчет свой статус партийного и хозяйственного руководителя Кубы. [...]

[В СССР 60-х годов] Происходит постоянная борьба между центральными органами управления и предприятиями, говорит Че, поскольку последние стремятся к снижению плановых разнарядок, чтобы спокойно перевыполнять план или обезопасить себя от его невыполнения; успешность предприятия стала пониматься как получение повышенных премий. "Между центральными органами управления и предприятием начинает возникать противоречие, чуждое социализму, противоречие, наносящее вред развитию [нового] сознания". Таким образом руководители социалистических предприятий постепенно становятся экспертами в объегоривании государства, деформируясь в личностном плане, а в глазах рабочих хорошим руководителем становится тот, кто наловчился устраивать дела таким образом, чтобы план постоянно "перевыполнялся". [...]

Че [...] категорически отвергает призывы использовать "для борьбы с капитализмом оружие самого капитализма ". Мотивационные установки "общества, где жизненной философией является борьба людей и социальных групп между собой и анархия производства", не могут быть эффективно использованы во благо социалистического общества. Такое общество требует тщательного и сознательного контроля [за экономической жизнью], "сотрудничества между всеми его членами как участниками единого большого предприятия (всей экономики в целом), а не грызни волчат между собой в процессе строительства социализма".

Че пишет, что вместо того, чтобы зрить в корень проблем, эти [советские] социалисты, как в теории, так и на практике, дрейфуют к, как им кажется, безопасной гавани уже испытанных методов. Эти реформы [Косыгина-Либермана] кому-то могут показаться "открытиями", призванными решить проблему недостаточной мотивации экономических субъектов, подчинить производство запросам потребителей, увязать эффективность с выручкой от продаж и т.д. На самом же деле, такого рода попытки и эксперименты в экономической политике являются не более чем жалким копированием тех методов, которыми капитализм пользуется куда как более эффективно, поскольку там они имеют универсальный характер и соответствуют фундаментальным отношениям этой системы. У каждой общественной системы есть своя внутренняя логика, и те, кто начинают отступать от нее, в итоге дорого заплатят за это. [в оригинале кубинского автора стоит более чем актуальное для современной Кубы "мы заплатим", но сейчас речь не о кубинских реалиях] [...]


Че неустанно пытается объяснить безосновательность навязывамого ему обвинения в "идеалистическом" пренебрежении материальными стимулами – которое является не более чем примитивным упрощением его идей, с целью их дискредитации и отвлечения внимания от сути вопроса. Никто в здравом уме и твердой памяти не станет отрицать силу и укорененность материального стимула, развивавшихся на протяжении всей истории обществ угнетения и приобретших новые черты с появлением капитализма. Вопрос в том, использовать ли материальные стимулы слепо и некритично (хоть бы даже и жалуясь при этом на их пагубность), или же относиться к ним как к неизбежному злу, не попадая при этом в зависимость от него. Творчески подходить к их использованию, исходя из конкретной вынужденной ситуации, и при этом постепенно искоренять эгоистические и индивидуалистические модели экономического поведения. Продолжать идти по пути создания мира других ценностей и отношений, в котором бы сочетались стимулы различного характера [...].

Проницательность и глубина мыслей Че по поводу сущности и участи "реального социализма" нашли свое подтверждение лишь 25 лет спустя. И тогда, в 1990-х, когда казалось, что всё достигнутое человечеством пошло прахом, включая надежду на лучшее, Че вернулся." [Говоря "вернулся", Фернандо Мартинес имеет в виду прежде всего Кубу, где с 1970 по конец 1980-х идеи Че были не то чтобы совсем забыты, но, скажем так, основательно запарафинены – чтобы не портить отношений со "старшим братом". Многие работы Эрнесто Гевары вообще впервые были опубликованы на Кубе лишь в 2000-х.]

Эрнесто Рафаэль Гевара де ла Серна, отдельные цитаты:

"Мы пытаемся максимально исключить категории капиталистической экономики, поэтому не рассматриваем перемещение продукции между социалистическими предприятиями как коммерческую сделку. Чтобы эта система эффективно работала, нам необходимо произвести фактически реструктуризацию цен. Об этом я уже писал [О системе бюджетного финансирования, Банковские отношения, кредит и социализм, Социалистическое планирование, его значение], пока что мне нечего добавить к тому немногому, что у нас писалось об этом, разве только то, что необходимо будет подробнейшим образом изучить эти моменты. В общем, исключить капиталистические категории: товарные отношения между предприятиями, банковский процент, прямую материальную заинтересованность как стимул и т.д., и заимствовать новейшие управленческие и технологические достижения капитализма – вот то, к чему мы стремимся."

"Мы отвергаем возможность сознательного использования закона стоимости, исходя из отказа от свободного рынка, который неминуемо порождает противоречия между производителями и потребителями; мы отвергаем существование категории товара в хозяйственных отношениях между государственными предприятиями и рассматриваем все учреждения как части единого гигантского предприятия под названием "государство" (хотя на практике еще и не добились этого в нашей стране). Закон стоимости и план суть два понятия, связанные между собой через противоречие и его разрешение; поэтому можно сказать, что централизованное планирование есть modus vivendi социалистического общества, его определяющая категория, та ступень, на которой человеческое сознание может наконец-то синтезировать и направлять экономику к должной цели – полному освобождению человека в условиях коммунистического общества. [...] Защитникам "хозрасчета", в контексте данной статьи, хотелось бы сказать следующее: "избави нас Боже от таких друзей, а уж от врагов мы избавимся сами".

"Материальный интерес был преимущественно орудием капиталистической системы, сегодня же его пытаются возвести в ранг стимула экономического развития – причем в обществе, где использование его ограничено неприятием и недопущением эксплуатации. В таких условиях человек не может ни развить всех своих бездонных производительных возможностей, ни развиться сам как сознательный творец нового общества. При этом материальный интерес логичным образом внедряется и в непроизводственной сфере, в сфере услуг… Возможно, отсюда проистекает то, что руководители также начинают распространять на себя принцип материальной заинтересованности - с чего, собственно, и начинается коррупция; в любом случае, подобное отношение вполне логично в рамках принятого направления развития, где индивидуальный стимул становится движущей силой, поскольку именно через него, индивида, через его прямую материальную заинтересованность пытаются развивать производство (его эффективность)."

"Второй аспект – это техника; сознание плюс производство материальных благ – это и есть коммунизм. Хорошо, но что есть производство, если не всё большее использование техники? и что есть всё большее использование техники, если не результат всё большей концентрации капиталов, т.е. всё большей концентрации основного капитала, или "замороженного труда", относительно капитала переменного, или живого труда. Этот процесс мы можем наблюдать в развитом капитализме, в империализме. Капитализм устоял благодаря своей способности извлекать прибыль и ресурсы из зависимых стран, способности экспортировать в эти страны свои конфликты и противоречия, благодаря альянсу с рабочим классом своих собственных развитых стран против стран зависимых. В этом развитом капитализме гораздо больше технических зачатков социализма, чем в устарелой системе так называемого "хозрасчета", являющегося наследником "старого" капитализма, которого уже переросла сама капиталистическая система - и который, тем не менее, был взят на вооружение в качестве модели для социалистического развития."

"…наделить труд этой новой категорией общественного долга и совместить его, с одной стороны, с развитием техники, что создаст условия для большей свободы, а с другой - с добровольным трудом, основываясь на словах Маркса о том, что человек только тогда действительно раскрывает свою человеческую сущность в полной мере, когда производит продукт без принуждения со стороны физической необходимости продавать себя как товар."

"Речь идет не о том, сколько килограммов мяса съесть, сколько раз в году сходить прогуляться на пляж или сколько заграничных красивостей купить на имеющуюся зарплату. На самом деле, речь идет о том, чтобы индивид мог чувствовать себя более наполненным, гораздо более внутренне богатым и гораздо более ответственным."

"А что происходит сейчас? [в СССР и странах Восточной Европы] Выступают против системы, однако никто не удосужился посмотреть, в чем же корень зла; все грехи сваливают на эту пресловутую язву бюрократии, на чрезмерную централизацию экономики, борются против этой централизации, и предприятия побеждают раз за разом и выторговывают себе всё больше и больше экономической независимости в этой борьбе за свободный рынок.

Кто же борется за всё это? Если исключить идеологов и ученых-экономистов […] - сами же производственные единицы и борются, наиболее эффективные из них требуют себе независимости. Всё это удивительно похоже на борьбу, которую ведут капиталисты против буржуазных государств, контролирующих определенные сферы экономики. Капиталисты согласны с тем, что что-то нужно оставить за государством, под этим "что-то" понимается деятельность либо убыточная либо идущая во благо всех жителей страны; остальное же должно находиться в частных руках. Дух же один и тот же, что здесь, что там: государство объективно начинает превращаться в простого регулятора отношений между капиталистами. Разумеется, для оценки эффективности все больше и больше используется закон стоимости, который является фундаментальным законом капитализма; именно он идет рука об руку, теснейшим образом связан с товаром как экономической ячейкой капитализма."

"Чтобы дать представление об огромной разнице, которая сегодня реально существует между капитализмом и социализмом, можно вспомнить здесь о том, как обстоят дела с автоматизацией. В то время как в капиталистических странах автоматизация делает поистине головокружительные успехи, страны социализма сильно отстают в этом вопросе [...]".

"Если, например, компании Standard Oil нужно модернизировать свой завод, она просто останавливает его и выплачивает соответствующие компенсации работникам. В течение года завод стоит, меняет старое оборудование на новое и затем начинает работать с большей эффективностью. А что происходит в Советском Союзе сегодня? В Академии наук СССР скопились сотни, а, может, и тысячи проектов по автоматизации, которые не реализуются, потому что директора заводов не могут позволить себе роскоши целый год не выполнять план; к тому же, поскольку всё сводится к выполнению плана, если этому директору автоматизируют завод, с него потребуют увеличения выработки – поэтому увеличение производительности его в принципе не интересует."

"Предприятие, работающее на основе потребительского спроса и меряющее по нему свою эффективность и вектор развития – это никакая не новость и не открытие, это обычный ход вещей в капитализме [...]. Именно это происходит сейчас на некоторых предприятиях в СССР; не на всех, на некоторых из них, так что ни в коем разе не собираюсь делать из этого вывод, что в Советском Союзе существует капитализм. Всего-навсего хочу сказать, что мы наблюдаем некоторые явления, возникающие из-за кризиса теории, который, в свою очередь, возникает из-за того, что забыли о существовании Маркса…"

"Причиной всему ошибочное желание построить социализм с помощью элементов капитализма, не меняя реально их сущности. По этому пути приходят к гибридной системе, которая заводит в тупик или практически тупик, вынуждает совершать новые уступки экономическим рычагам, то есть ведет, в конечном счете, к отступлению".

"…искушение следовать по наезженной колее материальной заинтересованности, как стимула ускоренного развития, очень велико. На этом пути есть риск не увидеть за деревьями леса. Гонясь за химерой желания построить социализм с помощью негодных орудий, доставшихся нам от капитализма (товар как экономическая ячейка, прибыльность, индивидуальная материальная заинтересованность в качестве стимула, и т.д.), можно оказаться в тупике, без возможности повернуть назад. Причем в этом тупике оказываются, проделав долгий путь, на протяжении которого дороги многократно переплетались и где сложно было заметить тот момент, когда бесповоротно сбились с маршрута. Между тем, сменившийся экономический базис уже успел тихой сапой подточить общественное сознание."

"…но гораздо хуже та ошибка, когда впадают в идеологический комплекс неполноценности, направляя все усилия на то, чтобы догнать Соединенные Штаты по тем или иным экономическим показателям. Ту же ошибку совершил и Китай, задавшийся целью, пусть и более скромной, догнать Великобританию; потом, правда, исправился, то ли осознав свою ошибку, то ли потому, что не получилось достичь поставленных целей. Никто не может измерять путь к коммунизму тоннами произведенного хлеба и лука; на определенном уровне развития (нелинейного) производительных сил, при соответствующем уровне сознания масс (в условиях полной социализации средств производства) коммунизм наступает "сам собой".

"Этот проект нового мира [в СССР и странах Восточной Европы] провалился, несмотря на всю его технологическую и промышленную мощь и всю его Красную Армию, выгуливающую свои ядерные ракеты раз в год на 7-го ноября. Он разлагается в своем упадке духа и омерзительнейшем триумфе мелкобуржуазного индивидуализма. Этот мир, с его бюрократами и миллионами омещанившихся рвачей, никогда не сможет победить мир западных предпринимателей с их свободным рынком и финансовой мощью, с их демонической властью эгоизма. Это не социализм, это провал на пути к социализму." [источник]

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments